inzynier


Безответственный взгляд на ответственные темы


(no subject)
inzynier
          По случаю мне в руки попали воспоминания академика В.П., записанные на основе его рассказа и литературно обработанные его молодым (тогда) коллегой из одного засекреченного  НИИ, проливающие свет на событие военного времени, долгие годы составлявшее строжайшую тайну - эксперимент, подтвердивший возможность получения информации из будущего времени.

       ...На полигоне, расположенном на самой окраине города, было малолюдно. В те дни, когда там испытывались новые гаубицы, наблюдателей и участников испытаний было заметно больше. Если бы не люди в белых халатах, которых там прежде не видели, можно было подумать, что несколько военных, тоже собравшихся там, ждут запоздавшего коллегу, чтобы вместе отправиться в увольнительную. И еще одно бросалось в глаза: на ровной площадке, использовавшейся как артиллерийская позиция для гаубиц, теперь располагалось нечто с явно цилиндрическими очертаниями, накрытое камуфляжным брезентом.

             Но вот на дороге, ведущей к полигону, вдали показались несколько грузовиков - и собравшиеся разом оживились, зашумели, как будто кто-то невидимый скомандовал "можно!". Как только грузовики подъехали, из них выпрыгнули самые обычные мужики в шоферских куртках и с помощью солдатиков, зябко поеживающихся в куцых гимнастерках под скупым августовским солнцем, споро опустошили кузова от груза - всего восемь добротных электрогенераторов. Затем они разместили генераторы вокруг объекта под брезентом широким полукольцом, так что получилось похоже на амфитеатр, так же спешно запрыгнули в грузовики, и уехали той же дорогой.

             Теперь засуетились собравшиеся. Один из людей в белых халатах, в белой шапочке на волосах с проседью и с дореволюционном пенсне на переносице, раздавал указания ассистентам, сновавшим внутри "амфитеатра" с кабелями в руках. Придя к выводу, что все приготовления проведены как надо, человек в белой шапочке обратился с речью к людям в форме, начавшим проявлять нетерпение, за исключением человека в полувоенном френче без погон, являвшегося, по-видимому, их предводителем.

            - Товарищи! Мне нет нужды излагать вам, что сулит данный эксперимент в случае успеха. Польза от его успешного завершения столь же фантастична, как и те исследования, итог которых мы сейчас подведем. Как вы знаете, в ходе испытаний артиллерийских орудий на данном полигоне была выявлена определенная закономерность в разбросе попаданий, которой не было дано успешного объяснения ни с конструкторской точки зрения, ни даже в рамках классической науки. Наше внимание сразу привлекла выраженная избирательность аномалии данного места, попытки описания которой с помощью математического аппарата привели к парадоксальным результатам. В частности, для римановых уравнений были получены ненулевые корни при условии анизотропности времени...

             Мужчина во френче без погон переступил с ноги на ногу, и человек белой шапочке, спохватившись, произнес:
            - Иными словами, в данном месте при определенных условиях возможно протекание обмена зрительной и звуковой информацией между собеседниками, живущими в разных исторических эпохах. Подобный обмен открывает перед нами удивительные возможности. Но в силу грозной опасности, угрожающей нашей Родине, мы сейчас сделаем попытку установить подобный контакт, чтобы узнать, как именно будут разгромлены немецкие агрессоры, что позволит нам победить их в более короткие сроки и с меньшими потерями! Итак, созданное нами устройство позволит как бы спроецировать человека из будущего временного интервала, который тоже находится на территории этого полигона, но только в своем времени, в наш временной интервал. Мы строим свой расчет на том, что этот пустырь, вполне возможно, будет поглощен расширившимся городом, так что здесь будут жить люди. Пожалуйста, снимите брезент! - обратился человек в белой шапочке к своим коллегам.

              Конечно, под брезентом была не гаубица... Взгляды присутствующих разом переместились на массивный агрегат, в котором обычный вид имел только пульт управления с тумблером, от которого, словно сытые питоны, греющиеся на солнце, к электрогенераторам лежа расходились  толстенные кабели.
            - Так вот, - продолжил человек в белой шапочке. - Если все пойдет, как задумывалось, перед нами появится визитер из будущего - разумеется, только визуальный образ - а наши образы, соответственно, возникнут перед ним. Полагаю, мы можем приступать! - скомандовал он подчиненным.
             Двое-трое людей в белых халатах обступили пульт управления и начали осуществлять им одним понятные манипуляции. Генераторы загудели, на машине загорелись лампочки, стрелки циферблатов дрогнули и соскочили с нулевых положений. Человек в белой шапочке подошел к пульту, по-видимому, убедился, что все обстоит так, как надо, и заметно волнуясь, щелкнул тумблером.

             Сначала ничего не происходило.
            - Машина "ищет" носителя сознания, - как бы виновато пояснил военным человек в белой шапочке. - "Захватывать" она может только того, кто находится в непосредственной близости от...
            Но тут неожиданно перед машиной возникло странное марево - как воздух на горизонте в жаркую погоду, только гуще - и приняло очертания молодого человека, облик которого ясно давал понять, что перед собравшимися находится визитер из другой эпохи.
            - Рад... Рад приветствовать вас, уважаемый визитер! - дрожащим голосом произнес человек в белой шапочке.
            - Э... Откуда вы взялись? - растерянно уставился визитер.
            - Не волнуйтесь только! У нас, к сожалению, очень мало времени - связь нестабильна, и говорить придется строго по существу. Я - академик В.П., а это - мои коллеги. Мы установили первый в мире сеанс двусторонней связи между 1941-м и вашим временем. Нам очень важно узнать, как должны развиваться события войны. Вы ведь знаете историю?
            - Историю? Ну а как же, я как раз недавно ЕГЭ по истории сдавал, - ответил пытающийся прийти в себя визитер.
            - Отлично! Мы вас слушаем.
            Несколько секунд все молчали. Затем, академик, понукаемый спешкой, напомнил:
            - Молодой человек, мы ждем вашего рассказа.
            - Какого рассказа?
            - Об истории войны, начавшейся с вторжением немецких захватчиков 22 июня 1941 года, - уточнил один из ассистентов академика, решив, что для визитера постановка вопроса оказалась неточной.
            - И что я должен рассказывать? - удивился визитер.
            - Товарищ... Вы, кажется, ясно дали понять, что сдали какие-то испытания по истории, - вмешался человек во френче. - А теперь выходит, что вы нас или обманули, или не хотите помочь Родине в столь важный и ответственный момент. Может, все-таки стоит нам сообщить все, что вы знаете об этой войне?
            Визитер со все более растерянным видом смотрел то на человека во френче, чьи глаза теперь недобро поблескивали, то на академика, по-прежнему взирающего на него с надеждой.
            - Слушайте, я не понимаю, чего вы хотите, - наконец ответил он. - Я готовился сдавать ЕГЭ, а не рассказывать. И сдал на пятерку почти, между прочим. Если вам это так нужно, я могу повторно пройти. Ну так дайте бланк, я заполню, - с недоумением закончил он.
            - Вы можете хотя бы сказать, когда война закончится? - растерянно спросил академик.
            - Конечно! Варианты ответов скажите только.
            - Э... Мы ведь не знаем сами, потому и просим вас о...
            - Ну так как я вам отвечу, если нет вариантов ответа? - удивился визитер.
            Несколько мгновений время все снова молчали.
            - Как вы сдавали эту вашу ягу, если сами ничего не знаете? - не вытерпел один из ассистентов.
            - Я все знаю! Мне нескольких процентов не хватило до пятерки. Ну так это не значит, что я теперь должен быть как гугл, - возмутился визитер.
            - Ну вы можете хотя бы попытаться вспомнить? Наверняка же день окончания войны сделали праздничным...
            - Э... Что-то вроде "девятьсот дней, девятьсот ночей"... А, все: 1941-1945! - победно выпалил визитер.
            - Пять лет... - кто-то прошептал в разом наступившей тишине.
            - Молодой человек, - спросил академик, - а фильмы вы какие-нибудь смотрели о войне?  Какие там показаны основные сражения, ход событий, результаты битв? Впрочем, знаете что, просто перескажите последовательно все, что видели на экране...
            - Фильмы? - оживился визитер. Да, как же, помню, классом ходили смотреть про комдива Котова. Значит, сначала он в лагере, всех расстреливают, кроме него, потом прилетают немцы, бомбят всех - снова кроме него, затем показывают про его дочь. Как она плывет на барже с ранеными, а потом их бомбят немцы голой жопой... То есть, с голой жопой... Затем она плывет на мине, потому что баржу потопили...
            - А что там за техника? - спросил один из военных.
            - Ну это... В самом начале - немецкие парусные танки...
            Кто-то охнул.
            - Какие?! - выдохнул военный.
            - П... парусные, - неуверенно ответил визитер. С эмблемой комсомола...
            - Что?! - выдохнула хором аудитория, и без того оцепеневшая от услышанного.
            - Ну или как его там... вермахта... Откуда я знаю! - вдруг закричал визитер с мучением в голосе.
            - Вы так не волнуйтесь. Что было дальше? - спросил покорно академик.
            - ...Котов воюет с немецкими танками - уже без парусов, потому что зима... А его дочь убегает от сумасшедшего немца с яблоком на оккупированной территории, где лето... А Котов тем временем всюду водит с собой пленного немца и находит ее сумку - узнает, что она жива. Но она уже работает санитаркой на фронте, где танкист просит показать сиськи, пока он не умер...
            - Довольно, - резко сказал человек во френче. Видно было, что он готов выйти из себя и что это ему обычно несвойственно.
            - Вы, голубчик, может быть какие-нибудь книги про войну читали? - спросил упавшим голосом академик.
            На лице визитера отразилось удивление и даже легкая обида.
            - Зачем мне читать? Мне что, заняться больше нечем? И вообще, вы тут часом не педофилы? А то одни мужики собрались и странные вопросы задаете...
            Академик, не попрощавшись, щелкнул тумблером, и визитер исчез.

            - Весело живется! - сказал один из ассистентов. - Историю сдают, но не знают, а фильмы...
            - Я думаю, товарищи, что в будущем наши враги избрали тонкую стратегию, в которой ставка сделана не военную агрессию, а на разложение молодежи с помощью дегенеративного искусства и такого же образования. В самом деле, снимать такие помои могут только те, кто сознательно работают на уничтожение своей страны...
            - На этом эксперимент завершен? - осведомился мужчина во френче.
            - Нет, нет! - спохватился академик. - До тех пор, пока у нас хватит мощности, мы будем опрашивать других визитеров. Прошу вас, коллеги...

            Люди в белых халатах торопливо вернулись каждый к своему месту перед циферблатами, лампочками, кнопками, и академик перевел тумблер в положение "вкл". Воздух снова сгустился, и на этот раз возник явно пожилой мужчина, обутый в нечто, напоминающее валенки, и довольно потрепанное демисезонное пальто.
            - Да он почти наш современник! - обрадовано прошептал кто-то.
            - Здравствуйте, товарищ! - начал академик. - В ходе беспрецедентного эксперимента мы установили с вами двустороннюю связь, чтобы попросить вас рассказать нам, как конкретно закончится эта война.
            - Это что же?.. Вы кто такие? - растерялся мужчина.
            - Мы ваши предки. Мы связались с вами из 1941-го года. Прошу прощения за бесцеремонность, но у нас просто мало времени...
            - Вот это здорово! Я, конечно, знал, что Сталин поднял страну, но что б так...
            - Да, это фантастический успех! Но пожалуйста, связь нестабильна, мы вынуждены торопиться. Скажите, мы ведь победили? Как именно мы разбили немцев?
            - Да, это наша великая победа! Празднуем всей страной. Вот у меня уже и внуки в этом году впервые сходили на "Бессмертный полк"...
            Все, кроме пожилого визитера, переглянулись.
            - Значит, в будущем все-таки по-прежнему советская власть, - удивленно сказал один из военных.
            - А почему тогда у них такое "кино"? - возразил другой.
            - Скажите пожалуйста, - обратился к визитеру академик, а как у вас дела обстоят с образованием и массовым искусством? Потому что у нас сложилось впечатление, что эээ... оно какое-то странное.
            - Образование разрушено! - громыхнул, как на митинге, визитер. - Снимают всякую дрянь, молодежь уже и не знает, что такое нормальные фильмы.
            - Тогда, признаться, мы ничего не понимаем, - сказал академик. - С одной стороны в вашем времени налицо работа по одурманиванию трудового народа. С другой - победа над немецкими оккупантами, как я понял, почитается и празднуется. Если это не секрет, то кто у вас сейчас правит?
            - У нас сейчас почти что новый Сталин, - тут голос визитера потеплел. Вы, к сожалению, его не знаете, но я скажу, что если бы не он, то у нас бы уже творилось то же, что на Украине...
            - В смысле - "то же, что на Украине"? УССР отделилась? - удивился академик.
            - Там сейчас власть захватили фашисты! - снова громыхнул визитер.
            - В смысле, немецкие захватчики? Им удалось там закрепиться? - уточнил один из военных.
            - Да нет, тех прогнали еще тогда, но сейчас у них свои, выращенные заграничными усилиями! И у нас таких полно, они то же самое хотят сделать, да наш новый Сталин давит эту сколопендру...
             - Но почему тогда у вас такое образование, которое больше напоминает диверсию? - спросил один из людей в белых халатах.
            - Да потому что они же сейчас везде - и в министерствах, и в искусстве - эти, которые продались Штатам... - гневно возвысил голос визитер.
            - Минутку, - вмешался человек во френче, - вы хотите нас убедить в том, что глава государства, при котором иностранные шпионы и враги государства занимают важные государственные посты, имеют возможность определять развитие страны и влиять на умы молодежи, в чем-то похож на нашего дорогого товарища Сталина?
            - Да как вы смеете! - побагровел визитер. Да наш президент страну поднял, армию восстановил, да если бы не он... А ты вообще кто такой, чтобы против него говорить что-то? Ты вообще что для страны сделал, что стоишь тут, критикуешь? А? Такие потом камни в полицию кидают!
            - Мы вас слушаем, - ровным голосом сказал человек во френче.
            Но тут академик как бы невзначай выключил тумблер, и снова воцарилось потрясенное молчание, прерываемое лишь гулом токов.

            - Я, конечно, ни на что не намекаю, товарищи, - нарушил молчание один из людей в белых халатах, - но что-то у них там происходит не то, или мы спрашиваем не тех.
            - В самом деле, у них там президент, полиция, как в буржуазном государстве, - пробурчал другой.
            - Репрезентативность выборки ничтожна, коллега, - ответил академик, все же оставаясь заметно обескураженным. - Будем спрашивать, пока связь остается стабильной.
             В третий раз тумблер занял положение "вкл.", и в третий раз потянулось уже достаточно тревожное ожидание. И вот в третий раз перед машиной сгустился воздух, явив наблюдателям загорелого мужчину с большой бородой, но без усов.
            - Шайтанмэ! Зачем так вазникать, саусэм глюпий? - раздраженно отреагировал новый визитер.
            - Э... Просим прощения за беспокойство, но нам нужна ваша помощь. Мы хотим узнать, как именно были побеждены фашисты...
            - Как били пабеждини? Фашист повсюду сэйчас. Палитсейский фашист проверяет документи все врэмя, прыстает, обыскивает. Другие, не палитсейский, тоже фашист: верующих нэ уважают, если людям мэчеть нужна новая - они против всэгда. В интернет зайдешь - такой пакост пишут, найти бы их! - выдал гневный спич новый визитер.
            - Ладно, ладно, не волнуйтесь так, - поспешил успокоить его академик. - А каково у вас положение трудового народа?
            - Работаем. Я все дэлать - и продават умэть, и коттедж строить, и такси возить...
            - Что-то я не понимаю, - проговорил один из военных, - он что, на фашистскую власть работает?
            Визитер аж задохнулся от возмущения:
            - Да ты, билядь, саусэм нэ думаешь? Калым платыт надо, кущать надо, у мэня на родной дэрэвня работы нэт, сам попробуй паживи...
            - Понятно. То есть вы сотрудничаете с фашистской администрацией в обмен на паек и работу, - прищурился человек во френче.
            - Да ти сам натсиский соська! Да у тебя язик вабще погани! Мы тут скоро хазяива будим, я тэбя...
            Академик прервал гневные излияния третьего визитера, и не дожидаясь уже ставшей привычной тягостной тишины, тут же нажал на тумблер снова.

            В этот раз, кажется, повезло. Перед ними возник представительного вида мужчина, одетый совсем знакомо: костюм, брюки и одноцветные штиблеты. Последовал типичный этап "знакомства", после которого академик сначала осторожно уточнил:
            - Прошу прощения за нескромный вопрос: что вы заканчивали?
            - Высшую школу экономики, - улыбнулся мужчина.
            Все с облегчением вздохнули.
            - Историю, значит, знать должен - вспомни, кто у нас политэкономию вел, - обрадовано прошептал один военный другому.
            - Тогда позвольте узнать точно: у нас сейчас правят фашисты или нет? - выдохнул академик.
            - Да ну какие фашисты! Краснокоричневые выползли, правда, однажды, но их быстро уняли, - улыбнулся мужчина. Хотя их последователи сохранились, но опасности не представляют.
            - То есть в войне однозначно победили мы? - с облегчением спросил академик.
            - Ну как сказать. Победить мы конечно победили, но живем хуже немцев.
            - Почему это? - спросили все хором.
            - Потому что уже давно можно было успешно построить рыночную экономику, как в тех же США, будь у нас другой народ. А с менталитетом нашего народа невозможно будет даже нормально провести третью приватизацию, - деловито пояснил мужчина.
            - Хорошо, хорошо, - послушно согласился академик. - Вы нам скажите сейчас только, мы очень хотим услышать наконец: какие основные были битвы в войне против немецких агрессоров?
            - Оборона Киева, оборона Севастополя, оборона Москвы, блокада Ленинграда, Сталинградская битва, Курская битва - так, кажется, - лениво закончил визитер.
            - Так, хорошо, - оживились военные, - а поподробнее?
            - Вы знаете, - снова улыбнулся визитер, - я все-таки не историк, и кроме того, опаздываю на встречу с важным человеком. Давайте как-нибудь в другой раз...
            Один из военных приготовился было спорить, но визитер повернулся и исчез.
              - Однако... - проговорил один из собравшихся. - Разговор, от которого зависит его будущее, для него не имеет значения из-за какой-то встречи. Ну и внучки, мать их...
              - Они все там сумасшедшие, - согласился другой.
              Тем временем внимание старшего из ассистентов академика привлекли показания приборов. Изучив их, он медленно покачал головой в ответ на выжидающий взгляд своего руководителя.
            - Увы, друзья, похоже, на этом наш эксперимент придется считать завершенным, хотя нам удалось узнать мало... - начал академик.
            - Да не так уж и мало, - заговорил вдруг человек во френче, выглядевший почему-то почти довольным. - Про нормальную экономику в США, например. И что назначать на должности изменников - означает действовать методами товарища Сталина.
            - Простите, но мы сделали все, что могли, мы старались... - растерянно пробормотал один из людей в белых халатах.
            - Да, вы очень хорошо расстарались на народные деньги распространять подрывную агитацию якобы из будущего. Ради, якобы, эксперимента, о котором вы и ваши друзья, академик, так хлопотали, - продолжал человек во френче без погон.
            - Позвольте, но как мы могли влиять на то, что говорили эти визитеры? Мы их видели в...
            - А об этом, дорогой академик, у нас будет время побеседовать, - перебил человек во френче...
            Но вдруг послушался нарастающий гул, и заверещала сирена, запоздало предупреждая о приближении вражеской авиации. Человек во френче без погон, не закончив своих угроз, бросился к машине, стоявшей на краю полигона.

            *****************************************************************************
            Самолет слушался безукоризненно, командир звена был спокоен, как и всегда. Его внимание немного отвлекла странная композиция в виде широкого полукольца, но он, конечно, не упустил машину, в которой какие-то чины на всех парах мчались в город, которому суждено стать их добычей, как и всем остальным.

            Полковник уже полчаса сидел в своем новом кабинете перед пустым листом бумаги и не знал, что писать. Переводчик - батальонный повар, учившийся до войны в Вене на лингвиста, ручался за точность перевода захваченных бумаг.
Если он напишет в Берлин всерьез о том, что говорится в этих бумагах, то будет выглядеть еще большим идиотом, чем русские, построившие по ним машину. Но в то же время эти же русские построили и танки, уже доставившие столько хлопот. Verdammnis! Надо что-то предпринять. Задумавшись, полковник отхлебнул дымящегося эрзац-кофе и закашлялся. Отдышавшись, он закричал в сторону двери:
         - Лейтенант!
        Через некоторое время в дверном проеме появилась рыхлая фигура штабного.
        - Я здесь, герр полковник.
        С отвращением глядя на складки жирной шеи, выступающие над жестким воротником,  полковник раздраженно произнес:
       - Нам сегодня достался настоящий кофе. Так почему, когда им уже угощаются в канцелярии, вы потчуете меня этим Scheiße? Вы бы еще отварили мне жженого кирпича!
      - Я все понял, герр полковник. Сейчас будет исполнено, герр полковник, - ответил лейтенант и ретировался.
       Разрядив таким образом накопившееся раздражение, полковник обмакнул "вечное перо" в чернильницу. Решено! Он просто перешлет эти бумаги в отдел Особых Исследований СС, а там пусть думают, что хотят. Стоит указать лишь, что по этим бумагам, судя по всему, русские построили некоторое устройство, которое на данный момент находится в его, герра полковника, распоряжении.

            ***********************************************************************************
            - Валерий Павлович, - начал ассистент, убедившись, что они остались наедине. - Все-таки, почему вы не попытались уничтожить машину, когда еще было время? Там ведь достаточно было устроить короткое замыкание, и...
            - А зачем? - спросил академик.
            - Ну как, - удивился ассистент, - чтобы немцы не могли ею воспользоваться.
            - А вы думаете, что она принесет им не меньше пользы, чем вреда? - невесело усмехнулся академик. - Я вот убежден, голубчик, что если мы извлекли из нее мизерное количество пользы, то немцы с нею наживут себе головную боль.
            - Но ведь они же узнают, что проиграют войну! - возразил ассистент.
            - Ну и пусть, - ответил академик. - Будь вы на месте немцев - вы бы могли позволить себе роскошь не сомневаться в истинности сведений, которые будут получены с помощью машины? Быть уверенным в том, что это - не хитроумная попытка противника ввести вас в заблуждение? Такой уверенности нет и быть не может. А коли так, то и в случае, если ход событий на фронте начнет подтверждать правоту машины, врага будет постоянно преследовать подозрение, что он угодил в тщательно замаскированную и спланированную ловушку. Да, наш разговор предлагаю оставить тайной...
            - Да, конечно, Валерий Павлович. Но только еще один вопрос: что же все-таки произошло с нашим будущим? Действительно ли власть захватили вражеские агенты?
            - Я думаю, дорогой коллега, - нерадостно ответил Валерий Павлович, - эволюция общества в будущем приобрела обратное направление. Имеет ли здесь место осознанный умысел или нет - не берусь сказать. Скорее да, ведь человеческое общество не в меньшей степени является результатом человеческих усилий, чем наша машина, только по-настоящему это проявляется поколения спустя...




Наши скрепы прочны как никогда
inzynier
       


            Привет всем честным людям.
            *************************************************************************************************************
            В пылу борьбы за нравственность в Москве нечаянно открывают первый легальный бордель. Блогосфера пока отреагировала вяло, и оно понятно - что это за бордель без Соловьева и Хазина? Но не ясно, почему молчат духовные наставники. Те самые, которые грозились сжигать кинотеатры за то, что в них собирались показать фильм, в котором царь видит сиську (в чем было усмотрено покушение на суверенность, державность и опричность) - и вдруг молчат?
           Оказалось, повода сомневаться в их порядочности нет. Кажущееся равнодушие объясняется тем, что скоро все спишет война.

Протоиерей Чаплин посоветовал жителям крупных городов исповедаться и готовиться к смерти
Бывший глава Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московской патриархии Всеволод Чаплин высказался по поводу обострения отношений между Россией и США из-за Сирии. Он уверен, что крупными российскими городами вполне можно пожертвовать в борьбе страны за свое место в мире.

На своей странице в Facebook Всеволод Чаплин прокомментировал сложившуюся ситуацию вокруг Сирии и заявил, что сейчас главное — «не променять на страхи волю, будущее, самостоятельность России и ее место в мире». Он считает, что с отстранением Башара Асада можно согласиться, но взамен способствовать избранию «более жесткой» фигуры и разделению Сирии на несколько государств.

При этом протоиерей заявляет, что ничего страшного в разрушении крупных российских мегаполисов в случае конфликта не будет. «В отличие от американцев, мы совершенно не боимся разрушения крупных городов. Чего бояться людям, живущим вечностью?» — написал Чаплин, не забыв также дать жителям Москвы и Санкт-Петербурга совет. «Москвичам и питерцам рекомендую за ближайшие два-три дня исповедоваться и причаститься. А глубинная Россия без миллионников, с их кислотной пеной, только лучше жить будет», — заключил он.

Так что вшивые любители хулить наши скрепы, равно как и всепропальщики всех мастей, подтявкивающие ГосДепу, могут отойти в сторонку и помолчать - наши люди спокойно проживут не только в условиях санкций и кризисов, но и вообще без городов. Которые, к слову, еще Платон признавал злом.

         И кстати, теперь хорошо понятны причины того, почему условия жизни в провинции такие, что на первый взгляд может показаться, будто их придумали нарочно злые люди - очевидно же, что это способ укрепления обороноспособности страны в условиях санкций. НАТО, которое прилетит бомбить объекты инфраструктуры в провинции, останется в дураках, потому что никаких объектов не найдет.

Такъ победiмъ.


Бумеранг
inzynier

"Доктор Опир наконец замолк, откинулся на спинку кресла
и глубоко, с наслаждением затянулся. Я сосал могучую
сигару и смотрел на него. Он был мне ясен, этот доктор
философии. Всегда и во все времена существовали
такие люди,абсолютно довольные своим положением
в обществе и потому абсолютно довольные
положением общества. Превосходно подвешенный
язык и бойкое перо, великолепные зубы и безукоризненно
здоровые внутренности, и отлично
функционирующий половой аппарат."
(с) 




Привет всем честным людям.
*****************************************************************************************************************
         На прошлой неделе на просторах интернета мне попалась короткая заметка. Даже не заметка - скорее, просто взгляд на возрастную дискриминацию человека, представляющего прослойку общества, занимающую промежуточное положение между владельцами фирм и предприятий, и основной массой работников, - топ-менеджеров, руководителей средней руки, высокооплачиваемых специалистов и т.п. То есть тех, кто как известно, в большинстве своем привыкли объяснять недовольство рядовых работников действующей в [ГО]РФ экономической модели сугубо их личной несостоятельностью. Не все, конечно. Я не хочу незаслуженно смешивать с основной массой и тех, кто видит вещи иначе - как, например, sintezator (который, к сожалению, внезапно и давно удалил свой журнал). Но обобщения от этого не становятся менее уместными.

          Да. Возрастная дискриминация давно стала международной проблемой. Но мое внимание привлекло иное - в заметке несложно обнаружить дивную вещь.

          Те, кто все прошлые годы безапелляционно утверждали: "по-настоящему квалифицированный специалист всегда останется нужным" - теперь жалуются на то, что их могут уволить, не взирая на накопленный опыт и навыки.

           Те, кто все это время на любые разговоры о решающей роли знакомств для карьеры привычно отвечали шаблонами про "зависть к успешным людям" и "оправдании собственной лени" - вдруг заговорили о назначении на руководящие должности друзей начальства.

           Те, кто раньше убежденно твердили о том, что уволенный человек не должен ждать помощи от государства, а в одиночку и с нуля освоить новую специальность - неожиданно признали, что "правда в том, что «старикам» надо просто повышать свою квалификацию и интегрировать их обратно в общество, а не сбрасывать со счетов раньше времени". (с)

           Те, кто прежде объясняли, как хорошо и полезно дефицит рабочих мест поощряет здоровую конкуренцию между работниками - сейчас клянут "сопляков, которые отберут у вас работу, даже если их опыт вдвое меньше вашего". (c)

           Те, кто неизменно в ответ на слова о том, что человек нуждается не просто в заработке, но и в профессиональной самореализации, равнодушно бросали: "кто хочет - будет работать, кто не хочет - найдет оправдание" - ныне гундосят про "возможность оставаться полезным для общества в профессиональном плане, а не подметая улицы". (с)

           Заслуженные мастера гранитного литья мантр ВоВсехСвоихПроблемахВиноватТолькоТЫ, НиктоТебеНичегоНеДолжен, ЭтоВсеОправдания, воспринимали их истинность как нечто самоочевидное ровно потому, что масло на бутерброде было с их стороны. Но когда под зубами "неожиданно" оказалась сухая горбушка - они вмиг возжелали патернализма и начали жаловаться на жестокое общество.
     
           Теперь я читал и воочию представлял, как по щеке автора медленно сползает предательская слеза по мере того, как сдержанный поначалу нарратив переходит в настоящий крик души. Массаракш, почему я не пошел на психолога - такой материал для диссертации по психологии социальных страт...
 *****************************************************************************************
         Если это злорадство - мне не стыдно.

P.S. Да, забыл всех поздравить: Мавроди же. 

Джон Уик 2
inzynier
2016-й год. Офис режиссера Чада Стахелски. За столом сидит сам мэтр, ошую от него - сценарист Дерек Кольстад, напротив них в кресле расположился Киану Ривз.
- Итак, приступим. Наверное, ты уже догадался, зачем вы тебя пригласили? - обратился к актеру Стахелски.
- Чтобы предложить выгодный контракт?
- Еще какой! Главная роль в продолжении к одному из твоих самых шумных успехов!
- Это вы что, надумали снимать продолжение к "Матрице"? Но там же все зак...
- Нет, не угадал.
- К "Cкорости"?..
- Да причем тут это старье! Я про фильм "Джон Уик".

Киану Ривз замолкает. Наступает неловкая тишина.
- Разве его не забыли? - через некоторое время отвечает актер с некоторой надеждой.
- Да кто ж забудет, когда там такой сюжет! - подает голос Кольстад.
- Действительно, сложно забыть фильм про убивающего карандашами киллера по прозвищу "Баба Яга", - согласился Ривз, вставая...
- Да! Теперь мы снимем продолжение с вдвое большим бюджетом, и гонорары актерам вырастут соответственно, - торопливо проговорил Стахелски, подмигивая всей правой частью лица. Нехотя Ривз садится снова.
- И что там? Снова месть за собаку?        
Вновь заговорил Кольстад:
- Новый сценарий - это не просто про какую-то месть. То есть там и месть присутствует, конечно, куда же без нее, но теперь герой попадает в переплет, причина которого - давнее обязательство, которое он выполнять не хочет, но обязан.
- А именно?
- Ему когда-то помог один крутой мафиози, но взамен взял с него клятву крови. Это когда двое элитных убийц заключают договор, по которому один будет обязан исполнить все, что потребует второй. Для этого они берут золотой медальон с черепом, прокалывают себе потайным острием палец и капают немного крови внутрь. А потом в особой тайной книге еще делается запись, которая так же заверяется кровью.

Киану Ривз пытается осмыслить услышанное.
- И что будет, если нарушить такой договор? - сдержанно спросил он.
- Он объявляется экскомуникадо! - торжественно ответил за сценариста Стахелски.
- Экс... экском... кем?          
- Экс-кому-ни-ка-до! Это что-то вроде персоны нон грата на языке отеля "Континенталь" - тайного логова всех этих уиков, в котором происходит часть действия в первом фильме. Присваивают этот статус тем, кто нарушит одно из их двух главных правил: никаких разборок на территории отеля и обязательное исполнение клятвы крови.
- Теперь понятно. Значит, мой герой будет теперь всех убивать, чтобы исполнить клятву. Или он откажется?
Стахелски и Кольстад с довольным видом откинулись на спинки кресел.
- Мы такими примитивными сюжетами не промышляем! - сказал Кольстад. Все гораздо запутаннее. Сначала Джон Уик откажется. Потому что он только что отомстил и теперь-то уже наверняка ушел на покой.
- И мафиози будет ему мстить?
- Да, потому что такую клятву нельзя не исполнить. И в отместку он тут же разносит хибару Уика из гранатомета. Но так, чтобы не пострадал ни Уик, ни его новый пес.
- Это как? У него что, гранаты с распознаванием цели?
- Это же мафия! Она делает ровно то, что ей нужно в данный момент, не более. Если надо будет только попугать человека - с его головы даже волоса не упадет, хоть бы рядом был ядерный взрыв.

Киану Ривз хочет возразить, но передумывает.
- Но мстить за дом он по ихним законам не должен, - перехватывает нить повествования Стахелски. - Потому что за неисполнение такой клятвы его и убить можно. Это ему говорит король всего их пряничного королевства - управляющий Континенталя. После чего Уик сдается и соглашается выполнить просьбу своего кредитора.
- А почему он просто не пошлет их всех и не будет убивать их весь фильм? - подает голос Ривз. - Он же у нас неубиваемый, ему все разом по плечу...
- Да, это бы сгодилось для другого фильма, но мы-то снимаем не какой-то тупой боевик! Наш герой - личность трагичная, многогранная. С одной стороны - в своем специфическом деле ему нет равных, с другой - больше всего он теперь хочет покоя. Поэтому ему проще уступить, чтобы все от него наконец отвязались.

- А кто, кстати, этот мафиози? Опять глава русской мафии? - с некоторым беспокойством осведомился Ривз.
- Русские, конечно, материал богатый. Тут и внешность, и ругательства...
- Ogurechek, maltshik, sukablyat,.. - с готовностью начал перечислять сценарист.
- Да, - не дал ему закончить режиссер, - но мы решили, что два фильма подряд выезжать на одной теме - это не оригинально. Поэтому русские хоть и будут, но в самом начале и в обрез, только для того чтобы создать преемственность сюжета. А также ввести в курс дела неофитов, что ты... то есть Джон Уик самый крутой киллер, который теперь вышел на покой. И еще разборка Уика с русскими будет заключать в себе глубокий скрытый смысл.
- А именно? - спросил Ривз.
- Твой герой приезжает в подпольную автомастерскую, которой заправляет брат злодея из прошлого фильма, чтобы забрать свой "мустанг" 1969-го, с которого все и началось в том фильме. Русские пытаются его остановить, естественно, автомастерская превращается в братскую могилу, а "мустанг" - в покореженную груду металлолома, но остается на ходу. Здесь измятая тачка символизирует самого главного героя: он выходит из очередной передряги потрепанным, но свободным и остается на своем пути. Ну как?
- Глубоко, - признает Ривз.
- Спасибо. А владельцу автомастерской, который, как я сказал, брат того из предыдущего фильма, он... предлагает мир!
- И что, тот соглашается? Это же русская мафия. Как-то неканонично...
- Но Уик перед тем предложил ему выпить vodka! - с лукавой хитрецой вставляет Кольстад.
Наградив его благосклонной улыбкой,  режиссер продолжил:
- Поэтому главным плохишом будет Сантино Д`Антонио, почти что глава "каморры".
- И для того, чтобы стать самым главным, он "заказывает" Джону Уику собственную сестру, которая возглавляет "каморру"! - опять перебивает Кольстад. - Полетит в Рим на ихней корпоратив в руинах древнего поместья и там ее убьет.

Вновь воцаряется молчание.
- Что-то не то? - озабоченно спрашивает режиссер, переглянувшись со своим сценаристом.
- Скажем так, - осторожно начинает Киану Ривз, - мне представлялось бы... недальновидным поручать убийство собственной сестры Джону Уику, будь она глава мафии, а я - потенциальный преемник. Убийство главы преступного синдиката - не пустяк, его верхушка постарается докопаться до правды самым тщательным образом. А если кто-то еще знает, что Джон Уик - должник этого самого Д`Антонио? Вот хозяин отеля "Континенталь" уже будет знать, поскольку он фиксирует "оплату кредита". Что запрещает ему сообщить эту информацию правлению кланов "каморры"? А боссы "каморры", наверное, сумеют сложить дважды два - обратить внимание на то, что убийство главы "каморры" (которую после этого автоматически возглавит Д`Антонио)  произошло одновременно с выплатой "по кредиту" Джоном Уиком этому самому...
Режиссер со сценаристом озадаченно переглядываются.

- Блин... Мы же уже все написали... - растерянно бормочет Кольстад.
- Ничего, - не унывает режиссер, - главное в настоящем фильме - символизм, многослойность сюжета, скрытый смысл. Ну и классные перестрелки и драчки, само собой.
- Кстати, - вспомнил Ривз, - в ходе работы над боевыми сценами в предыдущем фильме у меня сложилось впечатление, что мы экранизируем 8-битную игру - ровно настолько разнообразным был репертуар движений врагов и расправ с ними.
- У нас, во-первых, будет эпизод, в котором после того, как Уик ушел от прихвостней Антонио, тот пообещает семь миллионов любому, кто его убьет, - вмешался Стахелски. - И естественно, как по команде, самые разные киллеры начнут охоту за твоим героем, когда он вернется в Нью-Йорк. Вот там уже с каждым он будет разбираться по-разному. Особняком стоит поединок с Кассианом - телохранителем этой самой сестры Антонио. Он, как преданный пес, будет преследовать Джона Уика, чтобы отомстить.
- Преследовать Джона Уика, чтобы отомстить, - задумчиво повторил Киану Ривз. - А почему он его будет преследовать, а не Антонио? Это же он - главный виновник ее смерти, а у Джона не было выбора по логике непреложных правил отеля "Континенталь".
- Это такой характер, понимаешь? Главная его черта - преданность главе своего бандитского клана. Мстить Антонио он уже не может, потому что он - его новый хозяин. А не мстить за его сестру он не может тоже. Ну и конечно, не будет же у них с Антонио красивого поединка, верно? - ответил режиссер.  Он у нас кто? Изнеженный сибарит, привыкший прятаться за спинами подчиненных. Мы все-таки боевик снимаем. А в роли Кассиана у нас сам Коммон.
- Кто? - не понял Ривз.
- Common! Один из лучших афроамериканских рэперов.
- Я что-то не понял. Как может афроамериканец быть высокопоставленным членом каморры - клана потомственных мафиози, тем более, в Италии?
- Кардиналов-афроамериканцев в том же Риме разве не бывает? А они почище мафии - Дэна Брауна почитай.
- Будь по-вашему, - махнул рукой Ривз. Хоть кводлинги, если хотите, не ввязывайте еще и в литературные шедевры.
- Вот и чудно, - согласился Стахелски. У нас, точнее, у тебя по плану с ним - отдельная боевая сцена, и не одна, причем ему мы позволим даже ранить  нашего героя.
- Это обнадеживает. А то в противном случае не пришлось бы для объяснения неуязвимости нашего героя придумать, что у него непробиваемый пиджак...

Режиссер и сценарист одновременно уставились на актера.
- Слушайте!.. а это же идея! - воскликнул Кольстад. - Только, памятуя о том, что Джон Уик должен быть еще и стильным, броню сделаем в виде подкладки пиджака - тонкие, но непробиваемые и эластичные листы, полностью повторяющие контуры тела.
- Если они будут эластичные и гибкие, как ткань, - начал с запоздалым раскаянием Ривз, - в такой защите не будет никакого смысла, потому что гибкая ткань движение пули не остановит. Пуля пусть не пробьет ее, но попросту вомнет в тело, и получится тот же раневой канал, может, не такой глубокий, но зато большего диаметра - за счет намотавшейся на пулю ткани...
- Давай без философии, я тебя прошу, - поморщился Стахелски. - Если мы так все оригинальные идеи будем обмусоливать, студию придется закрывать.
- Далее, убегая от киллеров, напущенных на него Антонио, - продолжил Кольстад, - Джон спасается, найдя прибежище у бомжей - там, где его никто не будет искать. Бомжи, естественно, не простые - подпольно торгуют оружием на широкую ногу и все такое. Они дают Уику оклематься после ран и отводят к своему главному, которого у  нас играет Лоуренс Фишберн.
- Здорово, правда? Мы снова работаем втроем вместе на съемочной площадке, как в старые добрые времена! - снова прервал сценариста Стахелски.
- Когда это мы работали втроем? - слегка опешил Ривз.
- Я был каскадером на съемках "Матрицы", - с достоинством ответил режиссер. - И теперь я хочу повторить успех нашей совместной работы. Благодаря одному только вашему новому актерскому дуэту наш фильм будут сравнивать с Матрицей...
- Нео, отрастивший бороду, и Морфеус, отрастивший пузо - такое сравнение сложно пропустить без внимания, - с видимым сомнением проговорил Ривз.
- Да, и поэтому в лице героя Фишберна Джон увидит наконец ровню себе, - продолжил, не слушая, Стахелски. - Он даже попросит дать ему оружие и сведения о подземных путях, ведущих к логову Антонио. Причем он не друг Уика. Наоборот, враг, которого Джон когда-то чуть не убил, перерезав ему горло, но тот зажал артерию пальцами и выжил.
- И почему он его просто не выдаст Антонио за семь миллионов? - спросил Ривз.
- Ну, сначала он вспоминает ту их встречу. И говорит, что у него был выбор - убить Джона Уика в спину и истечь кровью, или дать ему уйти и выжить самому. И теперь он благодарен, потому что именно из-за Джона Уика стал тем, кем стал. По-настоящему великим.
- Подождите. А что мешало ему выстрелить в Уика и тут же зажать рану снова? От даже самой большой раны на горле не умирают мгновенно, - прервал излияния сценариста Ривз. - Я понимаю еще, если бы, скажем, Уик воткнул в этого Морфеуса нож. И у него был бы выбор - вытащить нож, метнуть в Уика и умереть (потому что самому в себя нож втыкать как-то затруднительно), или с этим ножом дождаться скорой...
- Воистину день сегодня урожайный на идеи! - воскликнул Кольстад. - Я все думал, чем у них дело должно закончиться. Это же отличный финал их поединка в метро после того, как Уик перещелкает самых наглых киллеров, вышедших на охоту по его душу. Он скажет что-нибудь вроде "- Вытащишь нож и умрешь. Просто профессиональная этика", повернется и выйдет из вагона.
- Какая у киллера может быть профессиональная этика? - удивился Ривз. - Этика у них может быть только одна: быстро укокошил кого надо. Тем более, он уже знает, что Common... то есть Кассиан от него не отвяжется, поскольку считает, что обязан отомстить. Так где тут логика оставлять его в живых?..

- У нас логика одна - сделать финал сцены эффектным, - веско ответил Стахелски. - Окончательная моральная победа главного героя над врагом, которого он в итоге даже не убил - безошибочный  успех со времен "Леона".
- Так то французы, - не сдавался Ривз. - Они мастера драматических сцен. А у нас в Голливуде главным всегда был эффектный кадр. Ну и хотя бы минимум правдоподобия тоже не помешает, - вполголоса прибавил актер.
- Я вас прошу, давайте мы не будем так зависать на каждом шагу, - взмолился Кольстад. - А то мы так век тут сидеть будем.
- Ладно, - сдался Ривз. - Итак, Уика приводят к старому врагу в исполнении Фишберна, которому он когда-то перерезал горло, и тот благодаря этому стал царем бомжей.
- Ага, - подтверждает Стахелски. - Который после беседы с Уиком соглашается дать ему кольт с полным магазином патронов по цене один миллион за штуку - ровно те семь миллионов, что обещаны за голову Уика. Их он теперь вроде как будет должен, но Уик на прощание скажет "ты не захочешь такого должника, как я".
- Послушайте, а чего ради Джон Уик вообще церемонится с каким-то бомжем?
- Верховным бомжем, - напомнил Кольстад.
- Все равно. Он расправляется с ударным отрядом Каморры, посланным Антонио, уничтожает убийц, идущих по его следу в Нью-Йорке, а тут уламывает какого-то бомжа, чтобы тот его не выдавал и снабдил оружием, когда он и так может взять все, что захочет?
- Так не зря же мы пригласили на эту роль Лоуренса Фишберна, - парировал Стахелски. - Это особенный персонаж, почти столь же многослойный, как и Джон. Видимого превосходства над мафиозными боссами у него, действительно нет. Но это недаром одна из самых глубоких сцен во всем фильме - тут постоянно игра на подтекстах. Например, разговаривая с Уиком, он запускает голубей в воздух. Это означает, что он охватывает взглядом все воедино, как голубь в полете, в отличие от всех этих мафиози и киллеров, которые не видят дальше собственного носа, за что и расплачиваются. Потом, спускаясь в свой тайный офис, он снимает бомжовое пальто и одевает роскошный халат в горошек - это символизирует то, что он, как и Уик, внутри больше, чем снаружи.

- Ну вы даете, шеф, - преданно выдохнул Кольстад. - Стравинский и тот бы позавидовал.
- Ну, ты уже перехваливаешь, - с легким смущением принял лесть мэтр.
- Станиславский, наверное, - поправил Ривз.
- Да какая разница, - отмахнулся Кольстад. - У русских все фамилии заканчиваются или на -iy, или на -ov, или на -ich - Strawinsky, Yakov и Vasilyevich.
- По-моему, не все из этого - фамилии, - сказал Ривз.
- Ну как же, у них даже был царь - Ivan IV, за свою свирепость прозванный Vasilievich. Хотя какая вообще разница. Тему русских мы закрыли в начале фильма, - подытожил Стахелски. - Распрощавшись с царем бомжей, Джон Уик через канализацию пробирается аккурат на вечеринку к Антонио, которую тот в соответствии со своим злодейским амплуа проводит в музее современного искусства. Против этого возражений не имеется? - осведомился режиссер у Ривза.
- Современное искусство, действительно, само по себе уже почти что злодейство, - признал актер.
- Антонио, конечно, тут же дает деру, а Уик бросается за ним, по пути истребляя его охрану. В попытке спастись Антонио прячется в зеркальном лабиринте, куда по пятам вбегает Уик...
- И там убивает, - устало закончил Ривз.
- А вот и нет! Он там, конечно, произносит свои злодейские речи, пока Уик расправляется с его подоспевшими клевретами. Преследование антагониста в зеркальном лабиринте - оригинально, не правда ли?
- Это тоже символизм?
- На сей раз - нет. Во всем нужно знать меру. Для этого случая мы с Дереком припасли немного черного юмора. Когда Уик выходит из этого лабиринта, из динамиков автоматически воспроизводится сообщение: что-то вроде "вы посетили выставку, которая поможет заглянуть вам внутри себя и взглянуть на мир по-новому". Он там покрошил всех, а ему предлагают взглянуть на мир по-новому. Все ж полягут от смеха, особенно тинейджеры... А дальше Антонио прибегает в "Континенталь" и как ни в чем ни бывало ужинает в ресторане, когда входит Джон Уик с пистолетом в руке.
- Которым он не может воспользоваться, потому что иначе - экскомуникадо, - механически произносит Ривз.     
- Да, верно,.. - вмешался Кольстад. - И нет! - выдержав интригуюущую паузу, выдохнул он. - Выслушивает, как тот говорит, что еда с гусиным жиром имеет совсем другой вкус, и стреляет ему в голову. Управляющий Континенталя говорит "Что ты наделал, Джон?", а тот молча уходит и возвращается на пепелище своего дома, на котором его находит
метрдотель Континенталя и говорит, что управляющий хочет его видеть.
- И во время встречи происходит грандиозная перестрелка с участием Уика? - спросил Ривз.
- Снова мимо, - снисходительно улыбнулся Стахелски. - Управляющий, конечно, лицо нейтральное, но Уику сочувствует, поэтому сообщает ему не только то, что тот теперь подлежит ликвидации, как экскомуникадо, но то, что выхлопотал ему час отсрочки исполнения закономерного приговора после их встречи, а также что его теперь еще более усиленно разыскивает Каморра. Что-то не так?

- Если честно, теперь ломается вся основа сюжета, - решился Ривз. - Мой герой вышел на покой и убежденно не хочет возвращаться в свою работу. За новый заказ берется только потому, что иначе его не оставят в покое. Но теперь для него вообще больше не существует такого понятия, как покой - после того, как он убил ОБОИХ глав Каморры одновременно с нарушением самого непреложного правила Континенталя. Он же создал себе во много крат больше проблем, чем если бы сразу убил только одного Д`Антонио или просто отказался бы.
- Тьфу ты, я уж заволновался, - с облегчением сказал Стахелски. - У нас же специально будет сцена, в которой управляющий будет выговаривать этому смертнику Антонио, что тот сам не понимает, кого он пробудил в Джоне Уике. И в финале Уик сам скажет что-то вроде "тебе нужна была Баба-Яга, так вот она". В этом - стержень сюжета: хотели - получайте.
- На этом, наконец, все заканчивается?
- Да, почти. Управляющий сообщает все эти вести Уику, после чего тот уходит по центральному парку Нью-Йорка. А все сидящие на скамейках вдоль его пути провожают его пристальными взглядами. Они все приняли заказ на Джона Уика и ждут, пока истечет час, чтобы начать свою охоту. Уик невольно прибавляет шаг, но ему не уйти от следящих за ним глаз, которые присутствуют на каждом метре его пути...
- Это что ж получается, все взрослые жители Нью-Йорка наемные убийцы? - равнодушно осведомился Ривз.
- Это получается, что могущество Континенталя вездесуще! - поучительно произнес Кольстад. - Крутость нашего героя противопоставляется всесилию этой Тортуги двадцать первого века.
- Все же, мне кажется, стоило бы бегло объяснить зрителю, как Джон Уик стал не знающим себе равных в преступной элите всего мира, - произнес актер. - Как-то получается, что сюжет уже второго фильма тянется из прошлого главного героя, но о нем по-прежнему ничего не известно...
Режиссер и сценарист с не предвещающим ничего хорошего торжеством посмотрели сначала на Киану Ривза, потом друг на друга, потом снова на него.
- Ты совершенно прав, - изрек наконец Стахелски. И поэтому, чтобы завершить нашу шедевральную эпопею, мы снимем теперь еще и приквел!
******************************************************************************************************************************
        К чему это я, собственно? К тому, что принцип "не нравится - голосуй рублем" уже давно не работает. Можно обсуждать наш кинематограф, когда застарелые конъюнктурщики вытрясают бюджет на свое говнище, которое заслуженно проваливается в прокате в РФ и за ее пределами. Можно вспомнить зарубежных киноделов, с заведомой ориентацией... простите, ориентированностью на самого тупого зрителя пополам с пресловутой политкоррекностью. Но факт остается фактом - так просто снимают. Снимают так, как лет двадцать назад снимали пародии.

"Но, увы! фигуры его, позы, группы, мысли ложились принужденно и несвязно. Кисть его и воображение слишком уже заключились в одну мерку, и бессильный порыв преступить границы и оковы, им самим на себя наброшенные, уже отзывался неправильностию и ошибкою." (c)

Станица Ладожская: русский бунт против этнокриминальной диаспоры
inzynier

Дни толерантности в Санкт-Петербурге
inzynier



Привет всем честным людям.
*****************************************************************************************************
           Если кому-нибудь интересно, куда сходить во время грядущих будней, то можно выбрать мероприятие, ставшее новой традицией.

          15 ноября 2017 года в 13.30 состоится торжественное открытие ХI Фестиваля толерантности: праведники народов мира

           Некоторые уже отмечают.


Несовершеннолетнюю первокурсницу медицинского колледжа изнасиловали в Калининском районе Санкт-Петербурга. Об этом сообщили в пресс-службе Следственного комитета.

Инцидент произошел недалеко от дома № 107 по Суздальскому проспекту около 10 часов утра в субботу, 11 ноября. Студентка-фельдшер шла на учебу через дворы, когда двое неизвестных азиатской внешности напали на неё. Отбиться от насильников девушке не хватило сил.+

Рассказать родителям о случившемся она решилась только вечером. Поэтому в полицию мать пострадавшей обратилась уже под ночь.

Как рассказала сама потерпевшая, на вид преступникам было от 20 до 25 лет, один из них был одет в черную куртку с надписью «Reebok», у второго на левой руке был перстень из белого металла.

Почему без толерантности нас ждет катастрофа, разъясняет глава муниципального образования Сенной округ Наталья Владимировна Астахова, член партии "Единая Россия" и кавалер (не смотря на свою гендерную принадлежность) ордена "За заслуги перед Отечеством".

            [...]Организаторы международного Фестиваля толерантности отмечают, что «только сохраняя память о трагедиях прошлого, можно не ошибаться в непростом настоящем». Действительно, забыть о тех страницах нашей истории никак нельзя – иначе они могут повториться вновь. Поэтому так важно, чтобы как можно больше молодых людей посещало события Фестиваля толерантности. Только так они могут осознать масштабы катастрофы, к которой приводят страх и равнодушие.

******************************************************************
Вы правы, Наталья Владимировна. Мало еще у нас толерантности.


Постсоветские индейцы
inzynier


         Привет всем честным людям.
         По причине большой занятости работой я несколько опоздал с записью своих мыслей об одной новости, которую френдлента незаслуженно обошла вниманием. Речь идет о прозвучавшем на прошлой неделе предложении назначить нам выплаты с наших ресурсов.

Депутаты от фракции КПРФ внесли в Госдуму законопроект о распределении между россиянами части доходов бюджета от платежей, поступивших от добычи полезных ископаемых на всей территории страны.

         Как вы думаете, что это должно означать? Очередные обещания перед "выборами"? Попытка папаши Зюганова подправить свой имидж народного трибуна при зажравшихся патрициях? Я думаю, что в том случае, если вдруг эти деньги и в самом деле начнут выплачивать, то этот проект будет представлять ни что иное, как оформление договора с коренным населением о согласии с итогами приватизации.

          Если вдуматься, то необычна сама формулировка проекта - бюджет есть часть дохода государства (т.е. денег граждан это гос-ва), целиком запланированная на расходы по обеспечению жизнедеятельности общества. Поэтому официальное предложение ГосДумы о любых иных выплатах из того же бюджета может означать только то, что власти располагают какой-то его частью, не расходуемой по назначению, что можно рассматривать как официальное признание верхушки государства в ограблении собственного населения. А когда власти признаются в какой-либо вине? Тогда, когда хотят декриминализировать вину перед обществом, носящую более общий или серьезный характер. В данном случае - приватизацию, которая не только не закончилась, но перешла в новую фазу.

         Почему-то, когда говорят о приватизации, то вспоминают только то, как в девяностые коренное население лишилось своей общественной собственности - промышленности и природных ресурсов. Сокращение коек в больницах, врачей в поликлиниках, закрытие "нерентабельных" роддомов и школ - это ведь та же приватизация, только происходящая в форме присваивания "сэкономленных" бюджетных средств, собственниками которых де-факто являются собственники отраслей. Не все, правда, так думают, у многих из старшего поколения до сих пор в глазах стоят 90-е и ЕслиБыНеПутен, который от них спас. Молодые же часто вообще не понимают, в чем проблема. Действительно, раньше откусывали руку по локоть, а теперь по ноготку отгрызают - все нормально же. Ну эту аберрацию сознания на все лады разбирал, по-моему, чуть ли не каждый блоггер хотя бы единожды. Все просто, как в технике: процесс продолжается тот же, а изображение получают другое, потому что повысив разрядность АЦП, снизили дискретность.

        Однако то, что происходит сейчас в Москве, то, что именуют реновацией, выглядит дико даже на фоне того, что в РФ воспринимается по-будничному привычно. Для того же, чтобы добиться признания какого-либо качественно нового, особенного непотребства, у всякой правящей элиты есть два способа. Первый, и он хорошо знаком - это с помощью массовой культуры приучить людей воспринимать как норму бред в принципе. Скульптуры из говна, т.н. перфоманс, современная литература - это все оно.

        Второй способ, и он чуть похитрее - это придать замыслу видимость реализации запроса снизу. Данный способ безотказен: любые претензии к сути процесса невозможны в силу того, что он не только выглядеть - и осуществляться будет как реализация народных чаяний. В случае с выплатами даже возможности отказаться не будет - они будут начисляться на карту или пенсионную книжку, и все. Вы хотели свою долю в доходов с природных ископаемых? Спорили об этом в своих блогах? Писали, что не легитимен тот режим, что не делится доходами от общей собственности с большинством населения? Возможно, все скоро будет по-нашему!

        " - Безопасность?
И тут Ла Фон, без конца терзаемый судьбою, поддался внезапно соблазну этого предложения.
          - Да, - сказал он. Тогда Мазарини, в свою очередь, с неподкупной искренностью улыбнулся. Перо побежало по бумаге. Он потянул за шнур, позвонил и улыбнулся. Ла Фон ответил ему неуверенной улыбкой. Полчаса спустя он очутился в Бастилии."


        Пока, впрочем, дальнейшего развития событий не наблюдается, если не считать реакции одного, не побоюсь этого слова, политолога.

"Деньги, которые тратит государство, — это все нефтегазовые деньги. Формируется миф, что до нас эти средства не доходят. Если их распределить между людьми, то придется сделать платными все расходы — на образование, на медицину", — пояснил эксперт.

        Однако сие вполне может быть не более чем лишь характерной рефлексией головожопого индивидуума на соответствующий внешний раздражитель, выдаваемой за профессиональную деятельность. Пока данную тему не подхватил ни Кириенко какой-нибудь известный государственник, ни Дугин представитель державной интеллигенции, моя трактовка носит полностью отвлеченный характер. Но если вдруг дело сдвинется и будет доведено до конца - мы станем свидетелями сделки о продаже Манхэттена за 24 доллара.

РЖД
inzynier
Привет всем честным людям.

       Довелось мне недавно съездить в Ленобласть погостить к друзьям. Билет, по причине поспешности, взял только "до туда". Потом, уже сидя в поезде, подумал и приобрел у контролера билет для поездки "оттуда", потому что собирался возвратиться в город в тот же день. Однако задержался, воспользовавшись предложением друзей переночевать. В город поехал на следующий день. И поскольку у меня уже был купленный билет на обратный путь, то я, не теряя времени в очереди в кассу, сел на подошедший поезд, полагая, что пассажиру не требуется оплачивать второй раз уже оплаченное ранее. Само собой - совершенно неочевидный вывод, к которому мог прийти только очень самоуверенный человек с преувеличенным мнением о своем субъективном понятии здравого смысла.

       И я не замедлил поплатиться за это.
       Потому что когда я достал свой билет и протянул женщине-контролеру, она вернула его мне назад:
       - Это вчерашний.
       - ???
       - Билет куплен вчера. Нужно купить было сегодня.
       - Но в чем разница? Я же оплатил проезд...
       - Это вчерашний билет. Он не годится.
       - Хорошо, но как же люди покупают билет, по которому оплачивают одновременно поездку туда и обратно - вне зависимости от того дня, в который возвращаются назад?
       - Это потому, что они покупают билет, в котором сразу оплачена дорога туда и обратно. А вы купили отдельно. Вы с ним не сможете даже выйти, когда приедите.

        Ладно, думаю. Губить меня не хотят, раз речь идет только о том, что мне будет не выйти. Ну а пройтись немного не проблема, покамест сердце стучит и ноги ходят. Не курю, алкоголь практически не употребляю и вообще положительный человек во многих отношениях. Спрашиваю:
       - Какая последняя остановка без турникета?
       - Выходите сейчас, если не платите.

       Я подумал, что не так сказал - ведь только что речь  шла о том, что мне будет банально не пройти через турникет, и повторяю:
       - Я так выйду, где нет турникета. Какая из подобных остановок последняя перед городом?
       - Платите или выходите сейчас.

        "Может ли змея сломать хребет? Может, если будет ползти вдоль генеральной линии партии". Я заплатил и остался с чувствами австрийского генерала после Астерлица, который накануне на замечание Кутузова о том, что надо бы переменить позицию, ибо если хранцуз займет вон ту высоту, то дела будут плохи, ответил "не займут". Ну согласитесь, дурость - думать, что достаточно один раз оплатить услугу для однократного пользования, не дав себе труда ознакомиться с тем, каковы на этот счет правила у РЖД, предоставляющей данную услугу...

        Конечно, нелепо спорить о правилах с тем, кто их не устанавливает. Но кувшин моих мыслей откровенно показывает дно: вот что - срок годности у билета может закончиться? Как у луковицы ландыша, которые одно время играли роль локальной вылюты? Или инфляция, как в послевоенной Венгрии? Или - режимный город, въезд по пропускам, билет, как и пропуск, действителен сутки? Но почему одновременно можно приобрести бессрочный билет туда и обратно, а порознь - нельзя?


        Как-то еще вспомнился случай иного рода.

        Одного из сотрудников нашей кафедры на рубеже 90-х/нулевых контролер тоже поймал "без билета" - он был инвалид (сотрудник, естественно, а насчет контролера не берусь судить) и ему был положен бесплатный проезд. Контролер потребовал удостоверение инвалидности - оно было. Тогда контролер потребовал паспорт - паспорт был. Тогда, наконец, он потребовал еще что-то, точно не помню, но как обычно в таких случаях - справку, подтверждающую справку, подтверждающую, что не верблюд. Но она тоже была с собой. В итоге контролер отступил. Это только предистория.

Главное произошло дома. Когда дома наш сотрудник стал разбирать свои вещи, то в своей сумке, с которой он ехал, на самом верху... лежала стодолларовая купюра! Было отчего прийти в замешательство: и поныне немного найдется работников науки и высшей школы, которые возят с собой доллары про запас, а тогда, лет пятнадцать назад, сто долларов были в валютном отношении поувесистей в разы, чем сейчас. Единственным рациональным объяснением могло быть то, что эту купюру обронил контролер, задержавшийся некоторое время возле данного сотрудника (рядом с которым была эта сумка). Да, конечно, навряд ли у контролеров были в карманах пачки долларов. Но наверное, если у них был какой-нибудь старший, бригадир, контролирующий, так сказать, сбор штрафов... То ему было бы удобно, если бы ему совали не беспорядочные пачки мятых рублевок, а по аккуратной купюре, допустим, за месяц. Ну вы понимаете, всем хочется же, чтобы все как у людей.

       Но это тогда было. Сейчас-то с меня даже не взяли штраф в дополнение к тому, что я дважды оплатил одну и ту же поездку, хотя могли (как отметила, уходя, женщина-контролер)...

Стритрейсинг по-лондонски
inzynier
Привет всем честным людям.

Минувшим воскресеньем произошел инцедент, по ряду признаков относящийся к террактам.

В ночь на понедельник при наезде автофургона на людей в Лондоне пострадали по меньшей мере 10 человек. Фургон врезался в прохожих в районе Финсбери-парк на севере Лондона, когда люди выходили из местной мечети после молитвы.

Что тут сказать? С учетом выхода всплесков мультикультурализма в Европе на новый уровень подобное было не просто ожидаемо - странно было бы, если бы оно не произошло. В стопервый раз переобсуждать то, о чем и так все читают регулярно, смысла нет.  Но у меня возник провокационный вопрос: а только ли на Осборне лежит вина за совершенный им терракт? Может быть, если бы сами мигранты активно осуждали все предыдущие рождественские наезды и нападения - Осборн не направил бы на них свой фургон?..

Официальные лица после всех террактов первым делом заявляют, что это - дело рук одиночек-маргиналов, цели которых неверно связывать с менталитетом какого-либо определенного этнического или культурно-религиозного сообщества. Изгои, мол. Les Miserables. Но на самом ли деле внутри этих сообществ данные одиночки вызывают отторжение? Вопрос не праздный и для РФ, в которой официальные представители диаспор всегда готовы говорить о необходимости жить дружно в общем доме, и о том, что не стоит обращать внимание на отдельных плохих людей, которые есть в каждой нации. Можно только согласиться с ними, однако не совсем понятно, почему, когда среди этих диаспор находятся те, кто осуждает конкретные поступки "плохих людей, которые есть...", сородичи за это угрожают их убить.

Рискну предположить, что столь же вдохновляющим образом не расходятся дела со словами и у мигрантов в Великобритании.
Более того, представим на минуту, что мигрантские лидеры в той же Великобритании намеренно вызывают враждебность к своим соплеменникам. Но для чего? Казалось бы - зачем рисковать благополучием жизни в европейской стране?

Давайте посмотрим, кто в основном едет (не из стран ЕС) в Великобританию. Жители ее бывших колоний. Во Францию? Жители ее бывших колоний. Но "бывших" в классическом смысле, в контексте представлений, унаследованных еще от XIX века. Гуркхи на службе британской короны или французские военные, дублирующие генштаб Чада - это все рудименты. Неоколониализм сейчас - это полная свобода для рынка обращения фиктивного капитала. Это в РФ успешные люди, в соответствии со своим пещерным менталитетом, делают бизнес на спекуляции разницей между стоимостью труда мигрантов и собственных сограждан.

На Западе спекуляция носит финансовый характер, основанный на завышенной стоимости фиктивного капитала, и осуществляется на транснациональном уровне. Ну а издержки, как и в РФ, ложатся на автохтонов в виде политики мультикультурализма (а в нашем случае это еще и вытеснение коренного населения на обочину экономики, что еще хуже), которая, таким образом, представляет собой своего рода компенсацию этим колониям в виде возможности уехать в лучшую жизнь и фактической безнаказанности на новом месте. Мы хозяйничаем в твой стране как хотим - а ты зато можешь делать что хочешь у нас. Кто после этого скажет, что в основе современного мира лежит не партнерство? Правда тот, кто пытается двигаться в направлении собственного развития, рискует закончить как Ливия. Не говоря о том, что с точки зрения жителей самой Великобритании и Франции партнерство должно быть налажено именно с ними.

В свете этого понятно, почему среди мигрантов стал так популярен исламский радикализм: конфронтация - лучшая подпитка для экспансии, а пока он направлен против обычных людей, не приходится опасаться всерьез разгневать боссов Европы.
Если кому-нибудь из моих френдов-мусульман может показаться, что я формирую негативный образ их религии, излишне будет отвечать, что негативный образ ислама формирует тот, кто подстрекает отрезать головы младенцам и разгуливать с ними в центре города. Потому что сложнее принести больше негатива, чем есть в словах, оставленных в сети одним защитников мигрантов, задавленных злобными европейцами, который себя причисляет к верующим мусульманам.


То есть человек очевидно не заботится тем, какой публичный пример отношения мусульманина к остальным он формирует. А поскольку он - записной друх европейских исламистов, то очевидно из солидарности он самыми примитивными и агрессивными способами пытается вызвать как можно большую враждебность к мусульманам. Я не случайно о нем вспомнил, потому что на его примере хорошо видно, что в случае с мигрантскими беспорядками в Европе, что в случае строительства мечетей для гастарбайтеров в РФ, что во всем остальном религиозная составляющая играет на самом деле чисто вспомогательную роль, как средство препятствовать осознанному отношению к проблеме. Причина зла - транснациональный капитал, которому безразличны те нации, которыми он управляет, и привычка мигрантов перестраивать под себя то общество, в котором они появляются.

[reposted post]Консервативные демократы из ОД «Честь и свобода» провели акцию в поддержку узников совести по делу Б
sofia_vb_888 wrote in ru_nsn
reposted by inzynier
ОД «ЧЕСТЬ И СВОБОДА»:

в этом месяце нами было принято решение провести серию одиночных пикетов в поддержку незаконно-преследуемых калининградских/кёнегсбергских регионалистов из движения Балтийский Авангард Русского Сопротивления.

Источник: сайт Русского Сектора НСН

Читайте новости на cайте Русского Сектора - Национальной Службы Новостей, в Vkontakte, в Facebook, в Twitter. Присоединяйтесь к сообществу НСН в Livejournal.com

Не забывайте сделать репост:


?

Log in

No account? Create an account